11.02.2016

Можно ли не подходить к плачущим младенцам и возможно ли их избаловать?

До сих пор можно услышать совет о том, что плачущих младенцев можно с чистой совестью оставлять одних, а в современных немецких семьях все еще жив страх невзначай слишком избаловать новорожденного.

Это необоснованное опасение навязано идеологией времен нацизма, – считает детский психиатр из Мюнхена Карл Хайнц Бриш, – дети, наоборот, нуждаются в утешении, близости и чутких родителях, способных удовлетворить основные потребности своих детей и обеспечить их здоровое развитие. Если родители ведут себя иначе, то младенцы становятся уязвимыми, менее устойчивыми к психическим нагрузкам, в последующей жизни им приходится преодолевать множество негативных последствий.

Привязанность ненадежного типа является фактором риска для психического развития ребенка. Дети с непрочными эмоциональными связями менее устойчивы к психическим нагрузкам по сравнению с их ровесниками с надежным типом привязанности. Поскольку в нужный момент им не была оказана помощь, они замыкаются в себе, пытаются решить проблемы самостоятельно, без посторонней помощи, предъявляя при этом чрезмерные требования к себе и рискуя потерпеть неудачу. Такие дети часто жалуются на боли в животе или головные боли, а в некоторых случаях имеют место далеко идущие последствия в виде психических проблем и кажущихся необъяснимыми симптомов, настигающих их даже во взрослом возрасте“, – говорит Карл Бриш.

Карл Хайнц Бриш – доктор медицинских наук, приват-доцент, специалист в области психиатрии и психотерапии детей и подростков, психиатрии и психотерапии взрослых, психосоматической медицины, невропатологии и психоанализа. Он заведует отделением педиатрической психосоматики и психотерапии в детской клинике и поликлинике детского госпиталя им. доктора фон Хаунера при Мюнхенском университете им. Людвига-Максимилиана, является автором многих книг об исследовании детско-родительской привязанности и на протяжении многих лет был со-председателем от Германии Общества психического здоровья в раннем детстве (GAIMH).

Можно ли оставлять плачущих младенцев одних? Можно ли их слишком избаловать?

Важнейшие вопросы, волнующие родителей в наших группах SAFE®, это вопросы о том, могут ли родители избаловать своего ребенка неправильным, уступчивым или противоречивым поведением и каким образом – во что бы то ни стало – предотвратить такое развитие событий. Мой опыт показывает, что эта тема стоит на первом месте в ряду с беспокойством о возможных осложнениях при родах, о здоровье ребенка, врожденных нарушениях развития, смерти во время родов и внезапной смерти ребенка. Подобные опасения и страхи родителей вполне понятны.
Тем не менее, на первый взгляд трудно понять, почему родители опасаются разбаловать ребенка. Все еще широко распространенный совет – ни под каким предлогом не подходить ночью к плачущему младенцу и не брать его на руки, чтобы именно таким своим поведением не избаловать его – берет свое начало в руководствах по обращению с детьми времен нацизма в Германии. После Второй мировой войны очищенные от идеологии книги по воспитанию детей продолжали издаваться и распространяться среди матерей в качестве подарка от муниципалитетов в связи с рождением малыша. Содержательная часть этих брошюр до сих пор воспринимается многими новоиспеченными родителями как руководство к действию. По сути они представляют собой инструкцию по выработке у новорожденного ярко выраженной устойчивости к фрустрации.
Оставлять плачущих детей одних нельзя ни в коем случае.
Младенцы плачут исключительно для того, чтобы обратить наше внимание на то, что их мучает голод, жажда или боль, что пора сменить подгузник, что им слишком жарко или холодно, либо попросту недостает новых впечатлений. Дети нуждаются в близости и чутких родителях, способных удовлетворить эти основные потребности своих детей, чтобы обеспечить их выживание и здоровое развитие.

Объясните, пожалуйста, как возникает стресс у младенца?

Если мать не берет своего плачущего ребенка на руки, возникает стресс. Младенец все больше заходится в плаче и, в конце концов, впадает в состояние паники, испытывает ужасающий страх смерти, чувствует себя совершенно беспомощным, бессильным и одиноким. В таком состоянии он не способен воспринимать обращенную к нему речь. На физиологическом уровне происходит перевозбуждение той части нервной системы, которая отвечает за выбор реакции (борьба или бегство) на стрессовую ситуацию. Поскольку самостоятельный выход из стрессовой ситуации для младенца невозможен, он внезапно замолкает и "застывает": мы наблюдаем экстренную реакцию мозга, отключающего чувства паники и страха. Внешне ребенок не подает признаков жизни, в то время как чрезмерное внутреннее напряжение не спадает.

Если в младенчестве никто не успокаивал ребенка и не помогал ему справиться со стрессовыми ситуациями, то и многие годы спустя, будучи уже взрослым, человек может реагировать на стресс кажущимися необъяснимыми болевыми и другими странными симптомами. Наблюдая со стороны, мы видим, что младенец застывшим взглядом смотрит в одну точку и перестает реагировать на обращенную к нему речь, либо он полностью изнемогает и погружается в сон в состоянии полного истощения. Когда младенец сигнализирует плачем о том, что ему нужна помощь, следует без промедления прийти к нему, взять его на руки и успокоить. Только таким образом можно помочь ему справиться со стрессом и предотвратить экстренную реакцию нервной системы.

Как определить, надежная ли привязанность сложилась между детьми и родителями?

Признаком надежной эмоциональной привязанности младенца является испытываемый им страх при разлуке с мамой. Если мама исчезает из поля зрения малыша, он пугается, громко плачет и зовет ее. Когда мама возвращается, малыш испытывает сильную потребность в физическом контакте и просится к маме на руки.

Как распознать детей с ненадежным типом привязанности к родителям?

Дети с ненадежно-избегающим типом эмоциональной привязанности почти совсем не протестуют при разлуке с мамой (либо другим человеком, к которому они эмоционально привязаны), откровенно игнорируя ее. Со стороны эти дети кажутся невозмутимыми и сохраняющими полное спокойствие, а по возвращении близкого человека не радуются ему.
Родители таких детей реагировали в тех ситуациях, когда ребенка следовало бы утешить, отрешенно и отталкивающе, придерживаясь того мнения, что ребенок должен как можно раньше научиться справляться со стрессовыми ситуациями самостоятельно. А поскольку этим младенцам было отказано в близости и ласке в ответ на их плач, они потеряли всякую надежду на помощь и поддержку. Дети с данным типом привязанности соответствуют идеальным представлениям немецких родителей о ребенке, которого легко воспитывать. Со стороны такой ребенок выглядит довольным и автономным; кажется, что он прекрасно справляется с собой при разлуке с близкими людьми. Таких детей в довольно раннем возрасте и без предварительного знакомства можно, с кажущейся легкостью, отдавать сегодня в ясли, завтра – няне-бэбиситтеру, а послезавтра – друзьям родителей.

А как происходит привыкание к пребыванию в яслях и детском саду?

Отдавать таких детей в детские сады очень легко: после кажущегося успешным привыкания создается впечатление, что они прекрасно справляются с новой для них ситуацией. И тут легко впасть в заблуждение: эти дети не плачут, не цепляются за маму и не проявляют никаких признаков эмоционального облегчения, когда она возвращается. Но именно эти дети требуют нашего внимания и заботы, потому что они не дают вырваться наружу тому стрессу, который они внутренне испытывают в момент расставания и на который реагирует их организм.

Разве не может быть так, что у этих детей просто жизнерадостный характер?

К сожалению, в действительности все совсем наоборот. Внутренний мир этих детей находится в бедственном положении. Результаты обследований показывают, что меняется ритм их сердцебиения, а в анализах слюны обнаруживается гормон стресса кортизол. Кстати, стресс испытывают и дети с надежной эмоциональной привязанностью, но они заявляют об этом громким плачем, и уровень их стресса резко снижается, когда мама снова берет их на руки. Они быстро успокаиваются и хотят, чтобы их снова отпустили играть.

Детям с ненадежной эмоциональной привязанностью удается даже "убедить" своих родителей в том, что они не нуждаются в их поддержке. Им знаком лишь этот единственный образец поведения, который они уже успели усвоить. Дети с ненадежной привязанностью продолжают испытывать внутренний стресс и в последующую за стрессовой ситуацией ночь, а иногда и на протяжении нескольких дней. Препятствующее прочному закреплению приобретаемых знаний внутреннее напряжение этих детей не спадает и тогда, когда они заняты исследованием окружающего мира или игрой. Они часто жалуются на головные боли, тошноту и боли в животе.

Существуют ли еще и другие типы привязанности?

Да, например, дети с ненадежно-тревожным типом привязанности. Эти дети испытывали противоречивое отношение к себе со стороны взрослых. Если они, например, падали с лесенки на игровой площадке и плакали, то близкий им человек брал их на руки и утешал, но недостаточно долго. Ребенок еще не успевал полностью успокоится, как его снова запугивали: "Хватит уже! Прекрати ныть!". Такие дети сидят рядом с мамой, не решаются отойти от нее достаточно далеко и меньше интересуются исследованием окружающего мира. Такой тип поведения называют также ненадежно-амбивалентной привязанностью.

Что происходит, когда привязанность не складывается? Как чувствуют себя такие дети?

Возникает "дезорганизованная" привязанность: когда ребенку больно или страшно расставаться с близким человеком, можно наблюдать, как он сперва начинает двигаться в сторону мамы или другого близкого ему человека, но внезапно застывает на полпути, разворачивается, убегает или начинает кричать. То есть ребенок ведет себя крайне противоречиво. Создается впечатление, что он обуреваем необоснованным приступом ярости, испытывает страх по отношению к близкому ему человеку, но на самом деле так проявляется его внутренне отчаяние.

У этих детей можно наблюдать своеобразные повторяющиеся движения, лишенные очевидного смысла. Некоторые дети кажутся на определенное время как бы "отсутствующими". Эти напоминающие состояние транса реакции часто наблюдаются у детей в моменты, когда они испытывают страх или вынуждены расставаться с близким человеком, но одновременно не решаются питать надежду на то, что их утешат. Когда дети ведут себя подобным образом, необходимо провести медицинское обследование на предмет наличия у них других заболеваний, например, эпилепсии; а затем – по возможности – обратиться за помощью к педиатру, который направит на обследование к невропатологу и на консультацию к психологу.

Каковы недостатки ненадежной привязанности?

Привязанность ненадежного типа является фактором риска для психического развития ребенка. Дети с непрочными эмоциональными связями менее устойчивы к психическим нагрузкам по сравнению с их ровесниками с надежным типом привязанности. Поскольку в нужный момент им не была оказана помощь, они замыкаются в себе, пытаются решить проблемы самостоятельно, без посторонней помощи, предъявляя при этом чрезмерные требования к себе, и терпят неудачу. Такие дети часто жалуются на боли в животе или головные боли, а в некоторых случаях имеют место далеко идущие последствия в виде психических проблем и кажущихся необъяснимыми симптомов, настигающих их даже во взрослом возрасте.

Дети с противоречивой, тревожной привязанностью боятся принимать решения самостоятельно, у них мало друзей, они не любят находиться в группах людей. Дети с ненадежно-избегающей привязанностью поиску компромиссов предпочитают агрессивные способы разрешения конфликтов.

Интеллектуальные способности и способность к обучению, развитие речи, выносливость, гибкость в общении и кооперативные навыки таких детей развиты слабее, чем у их ровесников с надежной эмоциональной привязанностью. То же можно сказать и об их способности к эмпатии; им с трудом удается сопереживать чувствам и настраиваться на ход мыслей окружающих их людей. Этим детям непросто соотнестить со своими мыслями и чувствами, которые им сложно осознать и выразить понятным для окружающих способом.

Но именно эти навыки чуткости и эмпатии необходимы им, чтобы позже уметь тонко реагировать на поведение своих собственных детей и помочь им сформировать надежную привязанность.

С целью разорвать этот порочный круг мы разработали для родителей программу SAFE® – обучение для родителей (дословно "надежное образование для родителей"). Еще во время беременности будущие родители могут научиться в наших группах чутко распознавать нужды младенцев по их поведению и реагировать на них.

Что такое нарушения привязанности и как они возникают?

Нарушения привязанности возникают, когда младенцы на первом году жизни испытывают насилие со стороны близкого им человека. Сюда относится насилие в форме игнорирования эмоциональных и физиологических потребностей ребенка, физическое и сексуальное насилие, а также присутствие ребенка в ситуациях, когда родители проявляют насилие по отношению друг к другу. У детей, растущих в семьях или детских домах в условиях эмоциональной и/или физической запущенности, не возникает привязанности. Уже на втором или третьем году жизни многие из них без разбора идут ко всем незнакомым людям, садятся к ним на колени и называют их "мама" и "папа". Такое поведение ребенка увеличивает его риск стать жертвой насилия и вне семьи.

Когда такие дети боятся, например, большой собаки, они не знают, к кому обратиться; плача и находясь в состоянии стресса, они стоят рядом с близким им человеком, но не решаются попроситься к нему на руки, потому что подвергались насилию с его стороны. Эти дети испытывают сильный стресс. По причине отсутствия людей, способных им помочь, эти дети, в конце концов, устанавливают эмоциональную связь с носителем привязанности, который одновременно является насильником, как я называю таких людей. Эти дети, как правило, беспрерывно находятся в состоянии стресса, который со временем трансформируется в психическую травму.

Что заставляет родителей проявлять агрессию в отношении своих детей? В каких семьях имеет место насилие?

Насилие в отношении детей имеет место во всех слоях общества. Чаще всего оно берет свои корни в детстве родителей. Родители, которые бьют своих детей, унижают их или игнорируют их эмоциональные и физиологические потребности, часто сами были травмированы в детстве и передают свои патологические нарушения привязанности следующему поколению. Наши групповые занятия для родителей в рамках программы SAFE® призваны разорвать этот порочный круг. Родители, испытавшие в детстве насилие по отношению к себе, могут быть чуткими в отношениях со своими детьми или научиться этому на семинарах. Для этого необходимо осознать свой личный травматический опыт и переработать его в рамках индивидуальной психотерапии.

(Источник: www.spielundzukunft.de)

Большое спасибо за интервью!

Интервью вела Габриэла Йэн
(Перевод с немецкого: Нелли Шмитт

Страница группы SAFE® & B.A.S.E. ® в Фейсбуке »здесь